I like it

пройдёт ещё 2000 лет, отмаршируют в каждом войны, и блокады, но человек опять и снова не поймет, что человек — никто,  совсем никто без человека рядом. Вадим Сатурин

13.03.18